В Южной Америке есть уголок, где можно отведать русского кваску и пирогов с капустой. Где в праздничные дни мужчины в косоворотках и голубоглазые женщины в ситцевых сарафанах танцуют под «Калинку». Еще там всюду красуются матрешки.

Любопытно, что это местечко находится в Уругвае — маленькой южноамериканской стране, где уже много лет гармонично сосуществуют очень разные культуры, обычаи и традиции.

Сан-Хавьер (исп. San Javier) — небольшой городок на западе Уругвая, входит в северо-западный департамент Рио-Негро (исп. Departamento de Río Negro). Поселение расположено на реке Уругвай, у самой границы с Аргентиной, в 15 км к северу от столицы департамента, города Фрай-Бентос (исп. Fray Bentos), в 50 км к югу от Пайсанду (исп. Paysandu) и в 300 км к северо-западу от столицы страны, Монтевидео (исп. Montevideo). В 14 км восточнее проходит государственная автотрасса.

Сан-Хавьер — единственный город в Южном полушарии, большую часть населения которого составляют потомки выходцев из России: по данным переписи 2011 г. численность населения города сост. 1781 человек, 98% из которых имели русское происхождение.

metka-karta

 

Фотогалерея не открылась? Перейдите на полную версию сайта.


Русские общины в Уругвае

Поселок основан 27 июля 1913 г. русскими поселенцами из Воронежской губернии, членами религиозной общины «Новый Израиль». 17 ноября 1964 г. Сан-Хавьер официально получил статус малого города (исп. Villa).

Сегодня в Уругвае проживают две русские общины, которые различаются по языку, религиозной принадлежности и времени переселения.

Первая группа — это потомки русских переселенцев, прибывших на берега реки Уругвай в 1913 г. во главе с духовным наставником. В общину входили представители нескольких районов юга России, примкнувших к религиозному течению «Новый Израиль».

Вторая группа – старообрядцы, которые в 1967 г. прибыли в страну по маршруту: СССР – Китай – Бразилия — Уругвай. Обе группы проживают на территории департамента Рио-Негро, в 15 км друг от друга. Представители первой волны миграции в основном сконцентрированы в Сан-Хавьере. Старообрядцы проживают в селении Офир (исп. Colonia Ofir), а также в окрестностях города Гичон (исп. Guichon; департамент Paysandu).

Сан-Хавьер: Кусочек России в Уругвае

Сан-Хавьер


Духовный наставник «Нового Израиля»

Уроженец воронежской губернии Василий Семенович Лубков, выходец из крестьянской семьи, входил в общину ортодоксальных духовных христиан, которая называлась «Старый Израиль». «Староизроильтяне» считали себя избранным народом.

В 1981 г., после смерти основателя движения, 22-летний Лубков объявил себя «вождем новоизраильского народа», «живым Богом», «царем XXI века» и на основе старого движения создал свою секту, назвав ее «Новый Израиль». Его последователи, которых называли «лубковцами», считали себя избранным Богом народом, каковым в Ветхом Завете был Израиль (отсюда происхождение названия общины). Ходили слухи, что Лубков мог излечивать разные болезни и наводить порчу на врагов. Своих приближенных «мессия» называл «апостолами». Он призывал к полному уходу от православия: отвергал иконы, церковные таинства и крестное знамение. Члены секты обязаны были беспрекословно подчиняться Лубкову.

Понятно, что в России сектанты не могли свободно исповедовать свою веру. Они подвергались притеснениям как со стороны церкви, так и со стороны правительства. Поэтому Василий Лубков начал подыскивать место за океаном для «перебазирования» общины. Он вел переговоры с представителями различных организаций из США и Канады, но безрезультатно. Зато вскоре Лубков встретился с уругвайскими дипломатами, от которых узнал, что Хосе Батлье-и-Ордоньес (исп. Jose Batlle y Ordóñez; президент Республики Уругвай в 1911-1915 гг.) приглашает в свою страну иммигрантов любого происхождения. Маленькая аграрная страна нуждалась в рабочих руках и с удовольствием принимала переселенцев для освоения пустующих внутренних территорий. В Уругвае к тому времени были уже приняты законы, поощряющие иммиграцию.

Вскоре Василий Лубков договорился о переселении общины в Уругвай. Но сначала он отправил за океан группу «разведчиков», чтобы те на месте оценили ситуацию. Остается только поражаться силой веры сектантов в своего духовного наставника: сотни семей все бросили и решились отправиться в далекий Уругвай! Почти месяц на 2-х больших пароходах «лубковцы» плыли через океан в полнейшую неизвестность.




Карантин

Русские иммигранты прибыли в порт Монтевидео в мае 1913 г. В соответствии с действовавшим на тот момент законом, всем прибывшим в Уругвай предстояло провести 40 дней в так наз. «Отеле для иммигрантов». На огороженной территории стояло несколько бараков, в которых иммигранты проходили «карантин». Жизнь в резервации была крайне тяжелой. По прошествии месяца многие переселенцы, уставшие от неустроенности, антисанитарии и тягостного ожидания, шли работать на фабрики Монтевидео и переселялись в столицу. А некоторые вернулись в Россию. Так община постепенно уменьшалась. Но оставшиеся продолжали терпеливо ждать обещанные земли.

В июне переселенцы решились обратиться к властям. Они отправились к зданию Генеральной ассамблеи Уругвая и уселись на лестнице перед центральным входом. «Ходоков» заметил Альберто Эспальтер (исп. Alberto Espalter), парламентарий от Национальной партии. Он подошел к русским иммигрантам, выслушал их, затем выступил перед сенаторами, рассказав о мытарствах россиян. Искренне желая помочь переселенцам, сеньор Альберто Эспальтер решил передать им свои землевладения, расположенные в департаменте Рио-Негро.

Наконец, после почти 2-месячного ожидания, 300 семей русских иммигрантов отправились по реке Уругвай на земли Эспальтера. 27 июля, в самый разгар зимы, «лубковцы» высадились на берег в департаменте Рио-Негро. Они основали поселение, которое назвали в честь недавно погибшего сына сеньора Эспальтера, Хавьера. Так на карте Уругвая появилось русское поселение «San Javier».


Обустройство на новом месте

Однако на этом страдания общины «Новый Израиль» не закончились. Земли, выделенные переселенцам, были абсолютно пустынными. Первое время людям было очень трудно, им попросту было негде жить. А зима 1913 г. выдалась на редкость дождливой и холодной. Колонистам приходилось рыть в земле окопы, чтобы, уложив туда все имеющиеся теплые вещи, пережить холодные ночи.

Выжить в столь суровых условиях помогла сплоченность русских сектантов и мудрое руководство их лидера, Василия Лубкова. Все тяжелые работы члены общины выполняли сообща: вместе строили дома, дружно трудились на поле.

Руководитель общины сформировал строительные бригады, которые от зари до зари под ледяным дождем возводили первые дома. Стены делали из глины, которые потом «облицовывали» досками и покрывали известью. Внутри каждой «избы» непременно стояла русская печь.

Другие члены общины занимались рыболовством, сбором фруктов и ягод. Вся добытая еда поровну распределялась между «лубковцами».

Земельные участки были разделены между членами общины, с учетом размеров семей. Эти наделы долгое время являлись для иммигрантов основным источником существования. На полях выращивали с/х культуры, разводили птицу и крупный рогатый скот. Василий Лубков разделил крестьян на группы по 5 семей, каждой из которой были выделены 1 плуг и по 1-2 вола. Переселенцы выкорчевывали деревья и кустарники. Расчищенные участки засевали зерновыми, льном, овсом, засаживали фруктовыми деревьями и подсолнечником. Культура подсолнечник для уругвайцев была в диковинку. Поначалу местные смеялись и говорили, что «ненормальные русские засаживают цветами целые поля». Почва была очень плодородной, урожай созревал быстро, радуя русских переселенцев. К «новоизраильтянам» потянулись и другие семьи из далекой России.

Сан-Хавьер: Кусочек России в Уругвае

Первые участки были расположены значительно дальше от нынешнего Сан-Хавьера. С 1916 г. поселение начало перемещаться поближе к реке.


Вторая волна эмиграции

По прошествии 5-ти лет со дня основания коммуны Сан-Хавьер, жизнь русских сектантов в Уругвае стала налаживаться. Но тут в России прогремела революция. В маленькую южноамериканскую страну хлынула новая волна русских эмигрантов, которых, в отличие от приверженцев «Нового Иерусалима», в основном волновали вопросы политики, а не религии. В связи с этим в Сан-Хавьере возникли некоторые разногласия между вновь прибывшими и поселенцами первой волны.

Тем не менее, община продолжала расцветать, и в начале 1920-х гг. освоившиеся русские решили приобрести еще 10 тыс. Га земли.


Возвращение Лубкова на родину

К середине 1920-х гг. среди поселенцев начало расти недовольство «мессией», которого обвиняли в злоупотреблении властью, жестокости и финансовых махинациях. В результате Василий Лубков решил вернуться в Россию. К 1926 г., получив разрешение советского правительства, он отбыл на родину в сопровождении группы единомышленников (ок. 50 семей).




30-е года

В 1929 г., когда Уругвай переживал Великую депрессию, в Сан-Хавьере была создана коммунистическая ячейка. К середине 1930-х гг. поселение уже мало напоминало секту. Все русские выучили испанский язык, воспитывали детей в духе светской морали и стали прихожанами Русской православной церкви.


Трудные 40-е

В 40-е годы жители Сан-Хавьера пристально следили за разразившейся в Европе войной. Они переживали за Советский Союз, всем, чем могли, старались помочь СССР. Ведь в России у многих остались родственники. В колонии был создан Комитет помощи Советскому Союзу. Женщины вязали шерстяные носки, шарфы и шапки, шили куртки и рукавицы. Теплые вещи потом отсылались солдатам на фронт. Так что в победу над фашизмом свою лепту внесли и русские уругвайцы из Сан-Хавьера.

В тот же период переселенцы подверглись очередному испытанию – чудовищному нашествию саранчи. Люди отчаянно боролись с коварными насекомыми. В конце концов, с помощью уругвайских властей прожорливую орду удалось истребить. Однако региону был нанесен значительный ущерб. Для восстановления разоренного хозяйства жителям Сан-Хавьера пришлось приложить немало сил.

Между тем, старожилы Сан-Хавьера стали понимать, что русские традиции потихоньку начинают утрачиваться. К тому времени в поселке подрастало уже второе поколение детей, в чьих жилах текла смешанная русско-уругвайская кровь. Поэтому было решено создать Славянский молодежный центр, впоследствии переименованный в Культурный центр им. Максима Горького (исп. Centro Cultural MAXIMO GORKI). Точнее, «Максим» в Уругвае превратился в «Максимо».

С 1946 г. вновь стало расти общественное недовольство. Колонисты направляли письма в правительственные ведомства с просьбами прислать постоянного врача, расширить общинные с/х угодья и улучшить дороги. В те же годы Сан-Хавьер пополнялось новыми иммигрантами — переселенцами из стран, наиболее сильно пострадавших от войны. Среди прочих в Уругвай прибыло много поляков и евреев.


50 – 60-е года

В 50-е годы численность сан-хавьерцев продолжала увеличиваться. Для удовлетворения потребностей растущего населения в поселке начали функционировать филиалы государственных компаний по распределению питьевой воды и электроэнергии.

В 1953 г. власти приняли решение выделить общине еще 30 тыс. Га земли. Новый участок получил название «Колония Луис Эррера» (исп. Colonia de Luis Herrera).

В 50 — 60-е гг. в Сан-Хавьере были созданы новые предприятия. Некоторые из них имели важное значение для страны, в том числе металлургическая мастерская Деметрио Турина. Эта компания строила по всей стране зернохранилища и склады для с/х продукции, а также создала первые комбайны для сбора подсолнечника, который к тому времени стали выращивать и в других областях Уругвая.


Эпоха военной диктатуры

О новостях с родины сан-хавьерцы узнавали из российской прессы, которая регулярно поступала в местную библиотеку. После II Мировой войны, когда наладились отношения между СССР и Уругваем, русских колонистов стали активно приглашать возвратиться на историческую родину. Несколько семей, мечтающих о счастливой жизни в родных краях, уехали. Впрочем, вскоре некоторые вернулись в Сан-Хавьер. Другие же остались в России, но всегда тосковали по уругвайской земле.

Связи русской общины с Советским Союзом усиливались и по иным направлениям. Университет Дружбы народов им. Патриса Лумумбы предоставлял иностранцам стипендии, и несколько десятков молодых людей из Сан-Хавьера учились в Москве.

С установлением в Уругвае кровавой военной диктатуры (1973–1984), на общину обрушились репрессии.

Известно, что через диктатуры прошли почти все южноамериканские страны. Уругвайская диктатура пресекала создание любых партий, профсоюзов, политических движений, т. е. всякого свободомыслия. А в поселении сектантов могла таиться опасность коммунизма. Так русское происхождение для жителей Сан-Хавьера стало тяжким бременем. В городе постоянно проводились обыски и аресты. Под особо пристальным наблюдением со стороны диктаторской власти оказались возвратившиеся из России молодые специалисты. Некоторые за учебу в Советском Союзе заплатили тюрьмой.

Русским ничего не оставалось, как спрятать подальше национальные костюмы, сжечь свои книжки, закрыть на замок Культурный центр и начать говорить на испанском. В страшные годы правления военной хунты приостановились все общественные и культурные мероприятия. Члены общины были озабочены только тем, как выжить.

Символом сопротивления военной диктатуре стал уроженец Сан-Хавьера русского происхождения, член компартии Уругвая, врач Василий Васильевич Венустов, которого все называли «Доктор Рослик». Доктор лечил взрослых и детей, дергал зубы и принимал роды, но официально оставался практикантом, т.к. не имел уругвайского диплома.

В апреле 1984 г. Рослик был арестован. Вина сан-хавьерского Доктора заключалась в том, что он учился в Москве, на медицинском факультете РУДН. Смерть от жестоких пыток 40-летнего врача стала шоком для колонистов и возмутила всю уругвайскую общественность. С требованием расследовать убийство Доктора Рослика выступили иностранные дипломатические представительства, посольство США, международные правозащитные организации. Вскоре после этого события военная хунта была свергнута, а русского врача посмертно провозгласили национальным героем Уругвая.


Возвращение к мирной жизни

С восстановлением демократии (1985) жизнь городка постепенно начала возвращаться в мирное русло. С этого времени сан-хавьерцы стали заниматься восстановлением общественных организаций и возрождением русских традиций. Клуб им. Максима Горького возобновил работу в прежнем здании. Вновь открылись кружки, начались занятия по русскому языку. Жизнь населения день ото дня улучшалась при поддержке местных властей и Посольства России в Монтевидео.

Сан-Хавьер: Кусочек России в Уругвае

В городе было построено более 250 новых домов. Открылись мастерские по изготовлению изделий народного творчества. Кинотеатр, закрытый в течение многих лет, преобразовался во Дворец культуры. Открылся музей истории региона.


Образование

Еще в 1914 г. Василий Лубков обратился к уругвайским властям с просьбой открыть в поселении начальную школу. Здание было построено быстро — новая школа распахнула двери уже 14 сентября того же года. Наряду с общеобразовательными предметами, здесь дети обучались испанскому языку. Первой учительнице пришлось очень непросто, ведь за парты сели более 150 учеников разных возрастов, которые совсем не владели испанским, а она не знала русского. Это сказалось на последующей истории поселения: в ХХ столетии в школе Сан-Хавьера никогда не преподавался русский язык.

По мере увеличения населения старое здание уже не могло вмещать всех поселковых детей. Поэтому в конце 30-х гг. была построена новая школа.

В 1958 г. стараниями поселковой инициативной группы в Сан-Хавьере был открыт первый лицей, что способствовало уменьшению оттока молодежи в крупные города. Сначала лицей функционировал в школьном помещении, а в 1972 г. для него построили отдельное здание.

С сентября 2009 г. в средней школе города Сан-Хавьер (сегодня ее посещают около 400 детей) начались регулярные занятия русским языком. Приезд преподавательницы Алины Александровны Матюниной из Белгорода в Уругвай был организован Посольством России.




Русский язык

Сейчас в городе Сан-Хавьер русский понимают многие, но говорить на нем могут далеко не все. Ведь по мере смены поколений язык постепенно утрачивался. Весомый «удар» был нанесен в период антикоммунистической диктатуры, когда поводом для ареста могло стать просто знание русского языка. И, конечно, нельзя не учитывать стремления молодого поколения русских уругвайцев изучать испанский язык, чтобы уезжать работать в крупные города.

Однако сейчас в Уругвае интерес к русской культуре растет как в среде самих русских, так и среди коренных уругвайцев. Коренных жителей, владеющих русским языком, в стране насчитывается несколько тыс. человек. Большинство из них изучали русский еще в советский период.

Несколько лет назад указом Хосе Мухика (исп. Jose Alberto Mujica Cordano; президент Уругвая в 2010-2015 гг.) русский язык получил особый статус официального языка преподавания в школах как иностранного. А в Сан-Хавьере он уже несколько лет преподается в общеобразовательной школе в статусе обязательного предмета. В Уругвае действует 5 русских клубов, которым власти страны оказывают всяческую поддержку. На площадках клубов действуют курсы русского языка, занимаются творческие коллективы, в том числе хорошо известный в странах Южной Америки танцевальный ансамбль «Калинка».

Сан-Хавьер: Кусочек России в Уругвае

Основными центрами преподавания русского языка и сохранения русской культуры в Уругвае являются столичные Культурный центр им. М. Горького и Институт русского языка им. А.С. Пушкина.

Культурный центр им. Максима Горького, созданный в 1949 г., на сегодняшний день представляет собой ассоциацию русских, украинских и белорусских мигрантов.

Институт им. Пушкина – частное учебное заведение, единственное в Монтевидео, специализирующееся на преподавании русского языка. Институт был основан в 1992 г. выпускниками российских вузов. В нем обучается около 60 человек в год; помимо курсов русского языка, здесь читают лекции по культуре России и проводятся вечера русской поэзии.


Спорт, досуг

Русские колонисты всегда интересовались спортом. 14 июня 1928 г. в поселке был основан футбольный клуб «Сан-Хавьер». За время своего существования клуб завоевал множество наград, на его основе было создано несколько спортивных команд (не только футбольных).

В 1936 г. группа молодых колонистов создала клуб, где жители поселка могли проводить свое свободное время. В заведении, получившем название «Juventud Unida» («Объединенная молодежь»), были организованы курсы живописи, вышивания, кройки и шитья, открылась небольшая библиотека. По вечерам в клубе устраивались танцы под патефон.

В 50-е годы усилиями местного потребительского кооператива в Сан-Хавьере открылся свой кинотеатр.

12 октября 1962 г. был основан спортивный клуб «River Plate» — первый клуб Сан-Хавьера с собственным спортзалом, в котором до сих пор проводятся спортивные мероприятия. В то же время большую популярность в молодежной среде завоевала местная музыкальная группа «Ayer» («Вчера»).


Частица Русского мира

Сан-Хавьер стал настоящим очагом Русского мира в южноамериканской стране. Российские крестьяне привезли в Уругвай свой жизненный уклад, свою культуру. Поселенцы засеяли пустующие земли и в значительной степени изменили структуру сельского хозяйства Рио-Негро. По сути, жители «Нового Израиля» создали первую в стране с/х артель, т. к. ранее коренные уругвайцы практически не занимались земледелием. До приезда россиян основным занятием местных крестьян было животноводство. Сектанты из далекой России занимались овощеводством, культивировали лен. Именно «лубковцы» познакомили уругвайцев с подсолнечником и подсолнечным маслом, а также незнакомыми им доселе пчеловодством и медоварением.

Одним из первых сооружений, построенных сектантами на новом месте, стал каменный ангар, который много лет служил зернохранилищем. Изначально в нем размещался цех по отжиму подсолнечного масла (первый в Уругвае). На предприятии практически все делалось вручную. Масло получали путем пропускания семян подсолнечника через огромные каменные жернова.



На берегу реки Уругвай до наших дней хорошо сохранилось здание мукомольни, которую сами колонисты называли мельницей. Она снабжала мукой все окрестные деревни. В 70-е гг. из-за высоких налогов на данную продукцию мельницу пришлось закрыть. Помимо растительного масла и муки, в Сан-Хавьере производились сыры различных сортов.

Русских переселенцев объединяли религиозные воззрения. Сначала религиозные обряды совершались в жилых домах. Со временем был построен молельный дом «La sabrana» («Собрание»), в котором сан-хавьерцы собирались по утрам каждое воскресенье и в праздничные дни. Колонисты пели духовные песни, слушали выступления «мессии» и его приближенных «апостолов», проводили торжественные мероприятия. Сейчас «La sabrana» в основном посещают пожилые люди.

На сегодняшний день в Сан-Хавьере проживает уже 4-е поколение русских переселенцев, которые сменили сектантские убеждения предков и исповедуют традиционные религии. В городке даже есть католическая церковь, куда по праздникам из Фрай-Бентоса приезжает священник.

Многие сан-хавьерцы носят испанские фамилии. Но до сих пор в большинстве домов бережно хранятся привезенные из России старинные прялки, самовары, резные сундуки, утюги и фарфоровые статуэтки, уже являющиеся предметами антиквариата.

Здесь по сей день действуют Культурный центр им. Горького, центр «Объединенная молодежь», лицей им. Валентины Поярковой, Музей русской диаспоры «Белый дом».


Последующая судьба Василия Лубкова

Вернувшись на родину (уже в СССР) в 1926 г., Лубков и его соратники осели в Ростовской области. Но в России «лубковцев» ждало разочарование. С 1933 по 1938 гг. сектанты подверглись жестоким репрессиям, однако следы их деятельности прослеживались вплоть до середины 1950-х гг. Согласно скудным сведениям, духовный наставник «Нового Израиля» сгинул в сталинских лагерях. Однако некоторые его последователи перебрались в Воронежскую область и смогли начать строить свою жизнь заново.


Сан-Хавьер сегодня: русские уругвайцы

Справедливости ради надо уточнить, что сегодня Сан-Хавьер является «перевалочным пунктом» по дороге к староверам. «Новоизраильтяне», основавшие Сан-Хавьер, не имеют отношения к колонии русских староверов, расположенной поблизости. Более того, старожилы Сан-Хавьера, с трудом изъясняющиеся на русском, называют своих соседей «китайцами», потому что их предки перебирались из России в Южную Америку через Китай. Между тем, в Офире все говорят на чистом русском без какого-либо намека на акцент. Офирцы по сей день называют велосипед «лисапедом», ходят в вышитых льняных рубахах и ярких русских сарафанах.

К сожалению, в тихом провинциальном Сан-Хавьере осталось мало русского. Сейчас от русского наследия остались лишь пара памятников, характерные названия улиц, Культурный центр, да повсюду попадаются на глаза русские Матрешки.

Сан-Хавьер: Кусочек России в Уругвае

Даже на центральной площади красуется «семейство» из 5-ти огромных расписных Матрешек.

Сан-Хавьер стал живым примером, иллюстрирующим, с какой поразительной скоростью один народ может «раствориться» в другом, как можно утратить свою историю, оставшись «без роду, без племени». В свое время коренных индейцев «наставляли на путь истинный» испанские колонизаторы, так и русских переселенцев очень быстро «перевоспитала» уругвайская диктатура. Если до 1973 г. Сан-Хавьер был на 40% русскоязычным, то сегодня по-русски здесь говорят всего несколько человек. Ведь сейчас в городе больше этнических уругвайцев, чем русских.

Между тем, сан-хавьерцы постоянно стремятся подчеркнуть свою принадлежность к российской диаспоре. В домах жителей Сан-Хавьера по-прежнему стоят русские печи. А на праздничных застольях там принято подавать всевозможные пироги, вареники, пельмени, соленые огурцы.

В знаменитом Культурном центре Максима Горького проводятся вечера русских танцев, участники ансамбля народного танца выступают в вышитых косоворотках и сарафанах в пол. Традиционные костюмы для танцоров заказываются в соседнем селе староверов: женщины Офира — непревзойденные мастерицы.

Сейчас многие жители Сан-Хавьера пытаются наладить связь с родственниками из России, и некоторых это получается. Несмотря на то, что мало кто из них может похвастаться знанием русского языка, эти люди гордятся своим происхождением и тщательно хранят русскую культуру в далекой южноамериканской стране.

Своими сельскими пейзажами Уругвай удивительно напоминает среднюю полосу России. Но и отличия от России тоже колоссальные: здесь каждый плодородный участок земли распахан, комбайны и трактора бороздят ухоженные поля, пасутся сытые коровы. Тут боготворят землю — кормилицу. Тут все работают!


Добро пожаловать в Сан-Хавьер!

В феврале 2017 г. Табаре Васкес (исп. Tabare Ramon Vazquez Rosas; президент Уругвая в 2005-2010 гг. и с 1 марта 2015 г.) пригласил российского президента Владимира Путина в Уругвай, чтобы вместе посетить город Сан-Хавьер, куда в начале XX в. приехало 300 семей из России. В ходе беседы с Путиным Васкес сказал, что эти семьи привезли в Уругвай свою культуру, свои традиции, свой образ жизни, значительно обогатив культуру страны. «Русские переселенцы многому нас научили», — отметил Васкес.


Любопытные факты
  • Этнические русские Сан-Хавьера до сих пор свои дома называют «хатами».
  • С конца XX в. наблюдается устойчивый рост туристического потока из России в Уругвай.
  • В Уругвае российская диаспора является одной из самых крупных. По некоторым данным, выходцы из России и бывшего СССР по численности занимают 3-е место.
  • Достаточно теплые, дружеские отношения между Россией и Уругваем установились еще в 1857 г., когда царь Александр I официально признал независимость этой южноамериканской страны.
  • Согласно договору, подписанному 26 сентября 2011 г. в Нью-Йорке, между Уругваем и Россией был отменен визовый режим.
  • Россия является 3-им по величине поставщиком нефти в Уругвай.
  • Крошечный Уругвай с населением в 3,5 млн человек поставляет в Россию различные продукты питания. В т. ч. сыры, сливочное масло, сою, вино. Что можно сказать? …За державу обидно. Кроме того Россия – первое направление уругвайского экспорта говядины.
  • В Монтевидео находится единственный в Уругвае русский православный Храм (церковь Вознесения Христова).
  • В Уругвае ежегодно отмечается Международный день русского языка (в средней школе Российской Федерации в Монтевидео) и День Победы над Германией.
  • Департамент Рио-Негро славится одной гастрономической особенностью: небольшие семейные предприятия, где работают потомки первых русских мигрантов, производят квас – напиток, получаемый на основе меда. Квас, который появился в Уругвае в 1913 г. вместе с первыми русскими переселенцами, объявлен в департаменте местным достоянием. Местные жители называют квас «русским вином» и «эликсиром богов».
  • Другим символом департамента является подсолнух. В Уругвае Сан-Хавьер известен тем, что его жители любят грызть неочищенные семечки подсолнечника.
  • Российская диаспора в Уругвае насчитывает ок. 10 тыс. человек. Но лишь каждый 10-й владеет русским языком.
  • Посольство России в Уругвае активно работает многие годы, что является приятным исключением на общем фоне мировой политики.
  • В 2006 г. было заключено соглашение о культурном сотрудничестве между администрацией Воронежской области (РФ) и уругвайским департаментом Рио-Негро.
  • В 2013 г. уругвайскому городку, основанному русскими переселенцами, исполнилось 100 лет. Международное движение «Интернациональная Россия» приняло активное участие в подготовке и проведении юбилейных мероприятий в Сан-Хавьере.