Медельинский Картель (исп. Cartel de Medellín) – колумбийская преступная организация (1977-1993 гг), занимающаяся производством и распространением кокаина, а также другими видами незаконной деятельности: терроризмом, убийствами, похищениями людей, вымогательствами и т.п. К середине 80-х гг. картель контролировал до 80% мирового наркотрафика, став одним из мощнейших преступных финансово-кокаиновых синдикатов в мировой истории. Картель походил на государство в государстве: в их распоряжении имелась отлаженная сеть распространения наркотиков, свои подпольные лаборатории, спрятанные в джунглях, самолеты и даже новейшие подводные лодки.

Организация базировалась в северо-западной Колумбии, в городе Медельин (исп. Medellín), департамент Антьокия (исп. Antioquia).

metka-karta

В конце 80-х. — начале 90-х гг. Медельинский кокаиновый картель вел настоящую войну против правительства Колумбии. Параллельно картель воевал с другими преступными объединениями, главным образом с конкурирующим Картелем Кали и прочими военизированными группировками. Это было по-настоящему варварское и кровавое время для всей страны.

Многие годы Национальная полиция Колумбии в сотрудничестве со спецслужбами США, а также различными правыми военизированными формированиями совместными усилиями неуклонно пытались ликвидировать Медельинский картель. Один за другим лидеров кокаиновой империи сажали в тюрьму или попросту убивали. Последним пал один из основателей и бессменный лидер картеля — легендарный Пабло Эскобар (исп. Pablo Escobar), который был убит 2 декабря 1993 г. А вместе с императором умерла и вся империя…

 

Фотогалерея не открылась? Перейдите на полную версию сайта.


Лидеры Медельинского картеля

Наиболее известными членами и лидерами Медельинского картеля были такие крупнейшие колумбийские наркодельцы, как:


Медельинский Картель: Происхождение

В 70-х гг. в Колумбии действовало множество небольших и средних организаций по торговле марихуаной. Во главе каждой такой структуры стояли свои боссы, среди которых существовал некий кодекс. Так, очень часто между наркодельцами разделялись каналы по сбыту своей продукции, а также зачастую складывались некие негласные «союзы», в основном для совместного противостояния атакам со стороны правоохранительных органов.

Контрабанда каннабиса, в основном на рынки США, была источником значительного состояния для тех, кто рискнул начать этот бизнес. Но вскоре на рынок вышел новый продукт — кокаин. По части прибыльности, торговле кокаином не было равных, поэтому многие наркодельцы пустили большую часть своих средств на инфраструктурную наладку производства и распространения этого наркотика.

С моментом появления крупных оборотов кокаина, а соответственно и баснословных денег, — таких атак становилось все больше. Причем это были не только нападки со стороны правоохранительных органов. Напротив, особую опасность все больше начали представлять конкурирующие кланы, — кокаиновый рынок, который напоминал серпентарий, был переполнен и вовсю кишел ядовитыми гадами.

Желание остаться на плаву и послужило причиной создания коалиции, сосредоточившей мощь нескольких различных кланов, имеющих общие интересы — обогащение и власть. Идея объединения принадлежала братьям клана Очоа. Таким образом, в середине 1977 г. (по другим сведениям, в 1976 г.) на их ранчо близ Медельина за круглым столом собрались крупнейшие наркоторговцы департамента Антьокия. На той встрече, помимо братьев Очоа присутствовали Пабло Эскобар со своим кузеном Густаво Гавирией, Гонсало Родригес Гача и Карлос Ледер. Организация была названа предельно просто, но с изыском — «Медельинский Картель».

Финансовая мощь, сила и влияние вышеупомянутых лидеров картеля стеклись в единое русло. В сочетании с широкими производственными и дистрибьюторскими сетями, уже имеющимися у каждого из основателей картеля, это была идеальная комбинация для удовлетворения основных условий получения бесконечной прибыли. Спрос на белый порошок рос, могущество картеля также неуклонно шло в гору. Вскоре организация прочно заняла лидирующую позицию на рынке западного полушария Земли. Говорят, что 8 из 10 наркоманов в США и Канаде, употребляли именно «медельинский» кокаин!

Казалось, что он просто не знает, куда девать деньги.

По некоторым данным, в зените своей деятельности наркокартель зарабатывал более $60 млн. в день.


Как работал Медельинский картель

Сырьем для производства кокаина является кокаиновая паста, которая в свою очередь производится из листьев коки. В 70-х гг. кока в Колумбии не выращивалась, поэтому первые годы своей деятельности картель импортировал кокаиновую пасту через свои каналы из Эквадора и Перу. Паста доставлялась в спрятанные в джунглях подпольные лаборатории, где сырье превращалось в готовый белый порошок.

Впрочем, к началу 80-х гг. в колумбийских штатах Мета и Какета картелем уже были засажены целые плантации коки, тщательно охраняемые нанятыми повстанческими группировками. Собранный урожай отправлялся во все те же тайные лаборатории, где из кокаиновой пасты делался готовый высокопробный продукт, который затем транспортировался целой сетью различных маршрутов. Конечными пунктами назначения обычно являлись страны, чье население отличалось высокой покупательской способностью. Речь идет о Канаде и, разумеется, США, где кокаин пользовался огромным спросом.

Сначала кокаин транспортировался пирамидой дистрибьюторов, мелкими партиями перевозившими товар на гражданских самолетах и морских судах. Довольно часто для этих целей использовались «люди-контейнеры», перевозившие небольшое количество кокаина в своем багаже, на себе или внутри себя. Вообще способов транспортировки кокаина у картеля имелось огромное множество, некоторые из этих способов отличались особой ухищренностью.



Позже, по ходу наращивания своей мощи, Медельинский кокаиновый картель обзавелся собственными частными самолетами, которые должны были перевозить наркотики в более серьезных объемах. Но в этом случае вставала одна проблема: малая авиация была не в состоянии преодолеть весь путь из Колумбии в США без дозаправки. При этом, для приземления в третьих странах нужно было учитывать дополнительные риски, а соответственно и серьезное удорожание самой транспортировки.

Вскоре этот вопрос решил один из основателей картеля — Карлос Ледер (исп. Carlos Lehder Rivas), убежденный нацист по прозвищу «Эль-Алеман» (исп. El Aleman – «Немец»). Он совершил революцию в кокаиновом бизнесе, купив за $4,5 млн. остров в Карибском море, находящийся недалеко от американского штата Флорида. Остров носил название «Норман’с Кей» (англ. «Normans Cay») и на протяжении нескольких лет использовался Медельинским картелем в качестве промежуточной «наркобазы» на пути между Колумбией и Соединенными Штатами. Прежде, чем попасть в США, все самолеты, под завязку напичканные белым порошком, приземлялись именно сюда.

С 1978 по 1982 гг. остров являлся основным каналом поставки высокопробного колумбийского кокаина в США, что составляло от 10 до 25% от общей доли наркотрафика на американский рынок. По некоторым сведениям, на базу «Норман’с Кей» ежечасно прибывало до 300 кг кокаина!

Остров Карлоса Ледера - "Normans Cay"

Карлос Ледер и его «Normans Cay»

К середине 80-х в распоряжении штаба организации имелось бесчисленное количество шпионов и информаторов, своих людей во всех органах колумбийской власти, вплоть до правительственных верхов. Кроме того, были наняты британские и израильские военные преподаватели, проводящие регулярные тактические и практические занятия с членами карательного крыла картеля в специальных учебных центрах.


Создание организации «Смерть похитителям» (MAS)

Огромные потоки денег, лившиеся в карманы наркобаронов, заставляли их думать, каким образом отмыть свои доходы. Многие из них для этой цели начали массово скупать десятки тысяч гектаров земли. Кто-то действительно создавал на них пастбища крупного рогатого скота или засевал землю различными с/х культурами, но таких наркодельцов было лишь единицы. В основном купленные земли нужны были только для имитации какой-то законной деятельности, для отчетов в налоговых ведомостях. В реальности земли оставались фактически бесхозными.

Такое положение вещей крайне не устраивало лидеров местных партизанских формирований. Они открыто выступали за перераспределение земель между крестьянами. Кроме того, видя огромные богатства, нажитые грязным трудом, партизаны начали рассматривать наркоторговцев в качестве источников финансирования собственной деятельности.

В декабре 1981 г. члены организованной партизанской группировки «Движение 19 апреля» (исп. Movimiento 19 de Abril) более известной, как М-19, совершили беспрецедентный акт. Они похитили родную сестру братьев Очоа — 26-летнюю Марту Ньевес (исп. Martha Nieves Ochoa). За ее освобождение партизаны потребовали у клана Очоа $12 млн.

Это событие заставило всех наркобоссов занервничать, т.к. любой член их семьи в будущем мог оказаться на месте Марты. Через несколько недель после похищения, братья Очоа созвали срочное совещание с участием 223 крупных наркодельцов, крупных землевладельцев и бизнесменов. Цель встречи состояла в создании организации, которая будет противостоять действиям партизанских групп и защитить свои экономические интересы. Таким образом вскоре была создана новая военизированная организация под названием «Смерть похитителям» (исп. Muerte a Secuestradores, MAS). Основная функция MAS заключалась в защите родственников местных элит от действий партизан и прочих диверсионных групп, осуществляющих их похищения для последующих вымогательств.

Клан Очоа

Клан Очоа

По некоторым сведениям, каждый из членов новоиспеченной организации выделил по 2 млн. песо и по 10 лучших людей. Таким образом, собственная армия MAS сразу же начала располагать денежным фондом в размере 446 млн. песо и 2230 вооруженными бойцами, которые раз за разом совершали тяжелые удары по позициям партизан, убивая всех, кто каким-либо образом был близок к похитителям. М-19 не смогли противостоять силам MAS и спустя 92 дня Марта Ньевес была освобождена.

Параллельно наркоартель и MAS вели яростную войну против могучей повстанческой леворадикальной группировки ФАРК (FARC-EP) (Революционные вооруженные силы Колумбии — Армия Народа).



Благотворительность

Медельинский картель постоянно «подкармливал» бедняков, строя для них дешевое жилье.

Пабло Эскобар развернул в Медельине большое строительство, он прокладывал дороги, возводил стадионы и строил бесплатные дома для бедноты, которые люди называли “Баррио Пабло Эскобар”. Наркобарон чувствовал себя этаким колумбийским Робин Гудом, объясняя свою благотворительность тем, что ему больно было видеть страдания бедных.


Террор и объявление войны государству

Дела продолжали идти в гору, при этом негласный лидер Медельинского картеля Пабло Эскобар являлся самым неоспоримым авторитетом в мировой кокаиновой индустрии. Эскобар покупал всех и вся: полицейских, судей, политиков. Если не действовал подкуп, в ход шел шантаж.

Однако, он понимал, что баснословное количество преступных денег, которые нельзя было отмыть и за несколько жизней, не сможет дать ему пропуск в традиционную колумбийскую элиту. Эскобар искал всяческие пути для легализации своих денег. А где это можно сделать лучше всего, если не политике? Таким образом, в 1982 г. Пабло Эскобар выдвинул свою кандидатуру в колумбийский Конгресс, в 32 года став членом Парламента. Далее он метил в кресло президента страны. Но тут на его пути появился министр юстиции Родриго Лара Бонилья (исп. Rodrigo Lara Bonilla), развернувший массовую кампанию против вкладывания кокаиновых денег в предвыборную гонку. По его инициативе в начале 1984 г. Пабло Эскобара исключили из колумбийского парламента.

Месть не заставила себя долго ждать: 30 апреля 1984 г. автомобиль Бонильи посреди бела дня был расстрелян в упор из автомата на одной из оживленных улиц Боготы. Впервые в Колумбии бандитами был убит чиновник столь высокого ранга. С того дня по всей стране начал распространяться террор наркомафии, на который государство под руководством Белисарио Бетанкура ответило тотальной войной.

После дерзкого убийства министра был выписан ордер на арест всех членов картеля. Поэтому они вынуждены были «залечь на дно». Чтобы показать, что их не сломили, Медельинский картель нанял большую группу своих бывших врагов-партизан из М-19 для совершения диверсий, вооружив их пулеметами, гранатами и переносными ракетными установками. Чего стоит один только захват Дворца Правосудия, при штурме которого погибло более 100 человек, в т.ч. нескольких самых высокопоставленных судей.

Штурм Дворца Правосудия (Богота, 1985 г.)

6 ноября 1985 г. члены М-19 захватили Дворец правосудия в Боготе. Это громкое событие вошло в историю, как Штурм Дворца Правосудия (исп. Toma del Palacio de Justicia).

В 1986 г. началась операция по поискам одного из главарей наркокартеля, Хорхе Луиса Очоа, по прозвищу «Мексиканец». За 10 дней в стране было арестовано около 2,5 тыс. человек, конфисковано 2 тн кокаина, 10 тн кокаиновой пасты, 48 тн листьев коки, 11 самолетов, более 200 единиц автоматического оружия, 38 тыс. патронов, 11 тн ацетона, 100 тн различных химикатов, 1 тыс. динамитных шашек.

Медельинский картель был также ответственен за взрыв гражданского авиалайнера авиакомпании Avianca (в результате которого погибли 110 мирных жителей), убийства редактора газеты «El Espectador» Гильермо Кано и кандидата в президенты Луиса Карлоса Галана (исп. Luis Carlos Galán), а также целый ряд других громких политических преступлений.



Война с Картелем Кали

Если кто-то и мог нарушить единогласную гегемонию Медельинского картеля в «кокаиновом» мире, то это были их визави из славного города Кали — еще одна мощнейшая наркоимперия того времени. Долгое время эти два могущественных картеля успешно сосуществовали бок о бок, стабилизируя цены на белый порошок и участвуя в совместных предприятиях. В свое время Картель Кали даже входил в состав MAS.

Рынки сбыта в США между обоими картелями были четко разделены: «калийцы» контролировали север страны с центрами распределения в Нью-Йорке и Сиэтле, а «медельинцы» — юг с центрами в Майами и Лос-Анджелесе. Также обе организации имели совместный банк для отмывания денег, расположенный в Панаме.

Однако, миллиардные выручки и зашкаливающие амбиции с каждым годом порождали все большее количество неразделенных интересов. В дополнение ко всему лидеры «Кали» наотрез отказались сотрудничать с «Медельином» в войне с правительством против экстрадиции особо тяжких заключенных в тюрьмы США. Это решение привело к серьезному охлаждению отношений между двумя картелями. Пабло Эскобар был в бешенстве.

Существует множество мнений о том, что же именно стало окончательным поводом для развязывания кровавого конфликта между ними. По одной из версий ее развязал друг Пабло Эскобара Хорхе «Эль-Негро» Пабон (исп. Jorge «El Negro» Pabon, прим. в известном сериале «Нарко» персонаж «Черныш»), который в 1988 г. вернулся в Колумбию из заключения в американской тюрьме для того, чтобы разыскать человека, с которым изменяла его подруга. Этот человек состоял в картеле Кали.

Эскобар пытался переговорить с главой Картеля Кали Гильберто Родригесом Орехуэлой (исп. Gilberto «El Ajedrecista» Rodríguez Orejuela), с требованием о том, чтобы «Эль-Негро» беспрепятственно смог отомстить обидчику, на что тот ответил категорическим отказом. Эскобар якобы завершил тот разговор фразой «Кто не со мной, тот против меня», а через пару дней мужчина, разыскиваемый Пабоном, был найден мертвым. Несколько месяцев спустя, 13 января 1988 года, картель Кали отправил автомобиль с заложенной бомбой, пытаясь подорвать здание, где спали жена и дети Эскобара.

Именно в тот день было положено начало кровавой войны, которая длилась до 1993 г., завершившись безоговорочной победой «калийцев». Капитуляция Медельинского картеля во многом произошла благодаря действиям военизированной группировки Лос-ПЕПЕС (исп. Los Pepes), цель которой была лишь одна, убить Пабло Эскобара и покончить с Медельинским картелем раз и навсегда. С этой задачей они справились прекрасно. При этом существует мнение, что главным вдохновителем создания группировки был один из 4-х руководителей и «серый кардинал калийцев» — Элмер «Пачо» Эррера (исп. Hélmer «Pacho» Herrera).

С падением Медельинского картеля, освободившуюся нишу единолично занял картель Кали, который превратился в одну из самых крупных транснациональных корпораций мира.


Закат империи

Конец Медельинского картеля приближался медленно, но верно. Наркоартель вел войну сразу на нескольких фронтах: с одной стороны это были их конкуренты из Кали и Лос-Пепес, с другой стороны партизаны ФАРК, с третьей — целая колумбийская армия, подкрепленная прямым финансированием со стороны США и участием американских спецслужб в лице УБН (Управление по борьбе с наркотиками)(англ. Drug Enforcement Administration, DEA).

Первым был ликвидирован Карлос Ледер. После трехлетней охоты и ареста всех его банковских счетов, в 1987 г. суд США вынес ему приговор в виде пожизненного заключения + 135 лет лишения свободы. Далее 15 декабря 1989 г. был выслежен и уничтожен «Мексиканец». 13 августа 1990 года был застрелен Густаво Гавирия. К тому моменту большинство сикарио (членов карательного крыла картеля) также были посажены в тюрьмы, убиты, или добровольно пошли на тайное соглашение со спецслужбами, давая десятки показаний против своих боссов.

В том же 1990 году клан Очоа единогласно принял решение выйти из состава Медельинского Картеля. После разрыва отношений с Эскобаром, братья Очоа начали вести письменные переговоры с правительством, в рамках которых, после получения официальных гарантий президента Колумбии Цезаря Гавирии об исключении возможности их экстрадиции в США, они согласились признать практически все предъявленные им обвинения и были посажены в тюрьму.

В 1992 году в тюрьму отправился и главный бухгалтер Медельинского картеля — Роберто Эскобар. Таким образом, для окончательной капитуляции картеля, оставалось ликвидировать лишь одного человека — Пабло Эскобара, на которого полным ходом вели охоту не только правительственные спецслужбы, но и Лос-Пепес.

Лос-Пепес преследовали всех, кто каким-либо образом был связан с Эскобаром и его кокаиновой империей. Их всех попросту убивали. За короткое время организация нанесла большой ущерб картелю. Было убито много его приближенных, противники преследовали семью наркобарона, жгли его поместья.

Скрываясь больше года, 2 декабря 1993 года Пабло Эскобар был убит. Наркокороль умер, а вместе с ним немедленно канул в лету и сам Медельинский наркокартель.

"Пуля снайпера догнала его, попав в голову. Наркокороль мгновенно умер."

Отстреливаясь, Пабло Эскобар вылез в окно, попытавшись уйти от преследования по крышам. Пуля снайпера догнала его, попав в голову. Наркокороль мгновенно умер.