Открыть меню
 

Эйтор Вила-Лобос: «Наполненный Вила-Лобосом» и Бразилией

Эйтор Вила-ЛобосЭйтор Вила-Лобос (порт. Heitor Villa-Lobos; 1887-1959 гг.) – бразильский композитор, дирижер, фольклорист, педагог, общественный деятель. Ярчайший представитель музыкальной культуры Бразилии, Вила-Лобос принадлежит к числу самобытнейших композиторов XX в. Маэстро прославился синтезом стилевых особенностей этнической бразильской и европейской академической музыки, он стал одним из первых представителей Нового Света, чьи произведения привлекли внимание мировой музыкальной общественности.

«Он создал национальную музыку, пробудил у соотечественников горячий интерес к фольклору и заложил крепкий фундамент, на котором плеяда молодых бразильских композиторов должна воздвигнуть величественный Храм», — написал Васко Мариз (порт. Vasco Mariz; 1921-2017) известный бразильский музыковед, исследователь творчества Вила-Лобоса, издавший биографию знаменитого композитора.

Вила-Лобос остается одной из величайших фигур мировой музыки и гордостью своей страны.


Ранние годы

Эйтор Вила-Лобос родился 5 марта 1887 г. неподалеку от Рио-де-Жанейро, в местечке Ларанхейрас (порт. Laranheiras).

Интерес к музыке будущему композитору привил отец, Раул Вила-Лобос (порт. Raul Villa-Lobos). Человек очень образованный, он служил в Национальной библиотеке в Рио, был пылким меломаном, талантливым виолончелистом-любителем и увлекался астрономией. Каждую субботу в родительском доме собирались друзья-музыканты, и музыка звучала до самого утра. Папа познакомил маленького сына с нотной грамотой, а когда мальчику исполнилось 6 лет, стал обучать его игре на виолончели и кларнете. Через 5 лет юный музыкант самостоятельно овладел гитарой и саксофоном.

Дона Ноэмия Монтейру Вила-Лобос (порт. Noêmia Monteiro Vila-Lobos) была прекрасной матерью. Она обожала сына, питая надежду, что он станет врачом. Мама не хотела, чтобы Эйтор посвятил себя музыке. Она даже запрещала ему подходить к роялю. Учиться играть на гитаре мальчику приходилось тайком.

Яркие музыкальные впечатления, неизгладимо повлиявшие на его жизнь, Эйтор получил на улицах и набережных родного города, воздух которых был буквально пронизан романтичными звуками серенад бродячих музыкантов и россыпями тамбуров негритянских танцоров — «шорос».

Отец ушел из жизни в 1899 г., когда сыну исполнилось 12 лет, и Эйтору пришлось стремительно повзрослеть. Он стал подрабатывать городским музыкантом, выступая аккомпаниатором в кинотеатрах, играя в ресторанах, на свадьбах, юбилеях и пр. При этом юноша много читал, успевал учиться в монастырской школе, и даже отлично ее закончил. Также он начал пробовать писать свою музыку. Газеты пестрили негативными отзывами о «чересчур современных» сочинениях Вила-Лобоса. На эти выпады композитор ответил много лет спустя примерно следующее: «Я никогда не старался быть современным. Мои работы – это …результат кропотливого изучения и синтеза. Мои сочинения – это зеркальное отражение Бразилии, которую я узнал вдоль и поперек. Я исследовал ее город за городом, …лес за лесом, дотошно вникая в душу моей земли и характеры людей».


Начало большого творческого пути

Первые сочинения юного музыканта-самоучки (песни и танцевальные пьески) датированы 1899 г.

В 16 лет с неизменной спутницей — гитарой Эйтор начал вести жизнь странствующего музыканта. С небольшими группами бродячих артистов он совершил несколько увлекательных путешествий по стране (1904-1905 и 1910-1912 гг.), посетив самые глухие уголки, где сохранились традиции коренных индейцев и выходцев с Черного континента. Молодой композитор собирал и изучал народные мелодии и ритмы, легенды, обычаи и обряды многообразного бразильского фольклора. Эйтор восхищался импровизациями деревенских музыкантов, звучанием традиционных музыкальных инструментов. Он записал около 2 тыс. текстов и народных мелодий. Все увиденное и услышанное в глубинах Амазонии поразило воображение Вила-Лобоса, на всю жизнь сохранившего любовь и живой интерес к истории своей многонациональной страны.



Впоследствии юношеские впечатления от бразильской музыки, в которой воедино слились южноамериканские, африканские и индейские элементы, отразились в произведениях Вила-Лобоса. Уже будучи известным композитором, он написал: «Главным учебником гармонии для меня стала карта Бразилии».

Одно из ранних его сочинений, оркестровая сюита «Песни сертана» (порт. Canções de sertan; 1909) была создана под впечатлением посещений отдаленных районов страны. В эти же годы Эйтор создал зарисовки своих первых опер: «Аглая», «Элиза» (порт. «Aglaia», «Eliza»; 1910), «Изахт» (порт. «Isaht»; 1913).


Выдающиеся наставники

Следующие 10 лет (1913-1922) явились важным этапом в формировании художественных взглядов молодого композитора. Он усердно работал над своей техникой, увлеченно учился, буквально впитывая опыт старших коллег. Некоторое время Эйтор посещал Музыкальный колледж, позже поступил в Национальный музыкальный институт, но проучился там недолго и вернулся в уличный оркестр. Также он работал скрипачом в оперном театре и брал уроки у композитора Антониу Франсиcку Брага (порт. Antônio Francisco Braga), познакомившего его с операми Вагнера, Пуччини, Массне.

Видный польско-американский пианист Артур Рубинштейн, который гастролировал по Бразилии (1918), услышав выразительные импровизации молодого пианиста в одном из кинотеатров Рио-де-Жанейро (где Эйтор работал тапером), стал другом и наставником начинающего композитора. Позднее в своих мемуарах знаменитый пианист писал: «В Бразилии живет настоящий гений, по моему мнению, единственный на всем американском континенте, …которым будущие поколения будут гордиться».

На европейского слушателя Вила-Лобоса «вывел» фортепианный цикл «Куклы», написанный с подачи Рубинштейна и Дариюса Мийо (фр. DariusMilhaud; 1892-1974; французский композитор, дирижер, музыкальный критик). Мийо, состоящий секретарем советника французского посольства в Бразилии (1916-1918), познакомил Вила-Лобоса с европейскими музыкальными новинками.

Благодаря своим новым друзьям Эйтор услышал музыку «Детского уголка» Клода Дебюсси (фр. Achille-Claude Debussy; французский композитор). Вскоре он написал фортепианный цикл «Мир ребенка» (1918), посвятив Рубинштейну первую тетрадь «Куклы». В этом сочинении композитор виртуозно передает мир детской психологии, с характерной моментальной сменой настроений и неукротимой фантазией, часто стирающей границы между реальностью и сказкой. Куклы, каждая из которых наделена своеобразным характером, оживают в воображении ребенка.


«Парижский» период

Интерес к французской культуре и помощь Артура Рубинштейна привели талантливого бразильца в столицу Франции (1922). Париж был в то время настоящей Меккой для устремленных к творческим новациям музыкантов, художников, театральных деятелей. Во Франции, где сочинения Вила-Лобоса быстро получили признание, музыкант прожил почти 8 лет.

Париж сыграл огромную роль в творчестве Вила-Лобоса, который легко вошел в насыщенный талантами столичный мир искусства. Произведения молодого композитора исполнялись в одних концертах с выдающимися музыкантами. Встречи с крупнейшим французским композитором Равелем (фр. Joseph Maurice Ravel; 1875-1937), выдающимся испанским композитором и музыкальным критиком Мануэлем де Фалья (исп. Manuel de Falla; 1876-1946), с российским композитором, пианистом и дирижером Сергеем Прокофьевым (1891-1953), а также др. видными музыкальными деятелями оказали значительное влияние на творческое формирование бразильского музыканта.

Многие приняли молодого бразильца как своего. Сергей Прокофьев отмечал, что от его музыки «веет вдохновением» и шутливо говорил: «Нас двое варваров в Париже — я и Вила-Лобос».

В Париже композитор создал «Грубую поэму» (порт. Poema áspero; 1923); знаменитый «Нонет» (порт. Nonet; 1923) для флейты, кларнета, гобоя, саксофона, контрабаса, челесты и смешанного хора; своеобразные фортепианные зарисовки «Сиранды» (порт. Siranda; 1926); вокальный цикл «Сересты» (порт. Seresty; 1926).

Но главное «парижское творение» композитора – масштабный цикл «Шоро» (порт. Choro — «крик», «плач»; жанр бразильского уличного музицирования), состоящий из 14-ти сюит, различных по масштабу и инструментальному составу. Этот цикл, по словам самого автора, «представляет собой новую форму музыкальной композиции, синтезирующей различные типы афро-бразильской и индейской музыки». «Первозданные» глубинные импульсы, пронизывающие сочинение, раскрывали перед европейским слушателем новые загадочные «неведомые миры».

А часто приезжая в родную Бразилию, музыкант радовал соотечественников французскими программами.


Международное признание

По возвращении музыканта в Бразилию газеты писали о нем: «Обычно из Парижа все возвращаются, наполненные Парижем, только Вила-Лобос вернулся, наполненный Вила-Лобосом».

На родине композитор полностью посвятил себя музыке – плодотворно сочинял, много концертировал. Почти каждый год Эйтор Вила-Лобос ездил с гастролями в европейские столицы (Лондон, Амстердам, Берлин, Вена, Брюссель, Барселона, Мадрид, Лиссабон), где исполнял собственные композиции и сочинения своих соотечественников. Через него мир узнавал бразильскую музыку.

В 1927 г. композитор вновь отправился в Париж, чтобы дать несколько концертов и опубликовать некоторые свои работы. Именно за время второй поездки в столицу Франции Вила-Лобос обрел широкую известность. Он дирижировал оркестрами в крупнейших концертных залах многих европейских столиц на премьерах своих работ, а в 1948 г. участвовал в постановке оперы «Malazarte», написанной в 1921 г.

Каждый сезон маэстро обязательно выступал на родине с исполнением своих сочинений и произведений европейских композиторов.


Музыкально-общественная и просветительская деятельность

Эйтор Вила-Лобос всегда принимал активное участие в культурной жизни Бразилии. Уже в 1922 г. совместно с творческой группой он организовал «Неделю современного искусства» в Сан-Паулу. На одном из концертов «Недели» прозвучала симфоническая сюита «Африканские танцы» (1916), «особая оригинальность» которой была отмечена музыкальными критиками.

Помимо того, что мастер сочетал в себе композитора, дирижера, музыкального критика и талантливого исследователя фольклора, он был крупнейшим общественным деятелем. С 1931 г. Вила-Лобос являлся правительственным уполномоченным Бразилии по вопросам музыкального просвещения и способствовал развитию культуры в стране: он основал десятки муз. школ и разработал единую систему музыкального воспитания подрастающего поколения, в которой важное место отводилось хоровому пению. Композитор создал хоровые коллективы в разных городах и основал школу учителей-хормейстеров, став ее руководителем. «Хоровое пение есть одно из высших проявлений музыки… Музыка человеческого голоса… объединяет души, очищает чувства, облагораживает характер, возвышает дух и увлекает к …прекрасным идеалам», — утверждал маэстро.

Эйтор Вила-Лобос внес существенный вклад в изучение музыкально-поэтического народного творчества Бразилии, создав 6-томное «Практическое руководство для изучения фольклора» (порт. «Guia Pratico – Estudo Folclorico»; 1932). Этот труд стал своеобразной Большой энциклопедией по фольклористике, фундаментом научного исследования музыкальной этнографии.

В 1942 г. Вила-Лобос организовал Национальную Консерваторию хорового пения (порт. Conservatório Nacional de Canto Coral). Он же стал инициатором открытия Бразильской Музыкальной Академии (порт. Academia Brasileira de Música) в Рио-де-Жанейро (1945), бессменным президентом которой оставался до конца своих дней.

Вкладывая массу сил и энергии в общественно-просветительскую деятельность, композитор в течение нескольких лет не сочинял и не концертировал. Зато в дни национальных праздников на стадионе «Vascu da Gama» в Рио-де-Жанейро он собирал более 40 тыс. школьников и до 1000 оркестрантов, которые исполняли народные и патриотические песни. Эти грандиозные «гала-концерты» собирали многие тысячи восторженных слушателей. Так Эйтор осуществлял свою давнюю заветную мечту — «научить петь всю Бразилию»!

Кроме того, много лет Вила-Лобос был делегатом Бразильского национального комитета ЮНЕСКО, активным деятелем Международного музыкального Совета, членом-корреспондентом Национальной Академии изящных искусств Буэнос-Айреса, действительным членом Академий изящных искусств Парижа и Нью-Йорка.

Эйтор Вила-Лобос

Всего того, что успел сделать этот музыкант за свою удивительную, исполненную фантастической энергии жизнь, с избытком хватило бы на несколько ярких человеческих жизней!


Эйтор Вила-Лобос: Творческое наследие

Творческое наследие Вила-Лобоса поистине колоссально и разнообразно, как сама Бразилия. В его музыке необозримо простираются тропическая сельва и выжженные солнцем сертаны (порт. Sertões), торжественно несут свои воды могучие реки и низвергаются каскады величественных водопадов; причудливо переплетаются рокот океана, пестрый гомон пернатых обитателей джунглей, многозвучие веселой сутолоки Рио, певучая речь креолов и гортанный говор индейцев — древний, как сама Земля. Музыка мастера, как сама Бразилия, бесконечно разная, но, стоит вслушаться, невозможно не почувствовать в этой космогонической стихии черты единого облика – облика ЕГО страны.

Огромное наследие Вила-Лобоса не укладывается в определенные стилевые рамки. В молодости он сочинял, не задумываясь о стиле, повинуясь лишь творческому импульсу. В зрелые годы музыканту приходилось выполнять огромное множество заказов, поступавших к нему от различных отечественных и зарубежных обществ, от кинопроизводителей, от оркестров и частных лиц. Поэтому далеко не все в наследии Вила-Лобоса в равной мере несет на себе приметы его композиторской индивидуальности.

На протяжении долгого творческого пути композитор необычайно много и плодотворно работал практически во всех музыкальных жанрах — от масштабной оперы до музыки для детей – и для различных исполнительских составов. За более полувека творческой деятельности он создал свыше 1000 произведений (некоторые исследователи насчитывают до 1500!). «Писать музыку — для меня необходимость… Я пишу потому, что не могу не писать», — признавался маэстро.

Перу Вила-Лобоса принадлежат 9 опер, 15 балетов, 12 симфоний, 20 инструментальных концертов, более 70 крупных оркестровых произведений (в т. ч. 56 фортепианных сочинений). Романсы, хоры, пьесы для отдельных инструментов, и народные мелодии, обработанные композитором, исчисляются сотнями. Музыка для детей, написанная им для музыкальных школ и самодеятельных хоровых коллективов, включает более 500 наименований. При этом некоторая часть работ мастера осталась не опубликованной.



Эволюция художественного стиля

Музыковеды-исследователи творчества Эйтора Вила-Лобоса отмечают поэтапную эволюцию художественного стиля бразильского композитора. В своем творчестве музыкант прошел через череду увлечений и влияний, неизбежных для человека творческого. Раннее искусство художника можно отнести к романтическому стилю; позднее он пришел к импрессионизму и фольклору; затем обратился к классицизму в стиле Баха; а став зрелым мастером, принялся виртуозно синтезировать все эти стили.

Что касается импрессионизма, наиболее полно черты этого стиля отразились в таких произведениях композитора, как сюита «Мир ребенка» (1918-1926), справедливо считающаяся вершиной фортепианного искусства Вила-Лобоса; в известном фортепианном цикле «Сиранды» — 16 музыкальных жанровых зарисовок на народные темы; в «Маленьких историях» для голоса и фортепиано (1920), «Посвящение Шопену» (1949) и др. сочинениях.

Для творчества мастера более позднего периода (1930-1940-е гг.) характерны тенденции неоклассицизма. Наиболее ярко и последовательно неоклассицизм проявился в знаменитых «Бразильских бахианах».

В 40-х гг. Арналду Эстрела (порт. Arnaldo de Azevedo Estrela; 1908-1980) бразильский пианист, композитор и музыковед, написал следующее: «Вила-Лобос … не примкнул ни к одному европейскому течению. Он следовал …лишь своей интуиции. В ранних его сочинениях заметны влияния, которых невозможно избежать ни одному гениальному художнику. …Тем не менее, в истории музыки мало композиторов с таким индивидуальным лицом, как Вила-Лобос».

Все же лучшие его сочинения носят ярко выраженный национально-самобытный характер. Часто канвой произведений композитора становились популярные народные песни и танцы, сказки, легенды и предания различных уголков родной страны.

Среди многочисленных сочинений автора особого внимания заслуживает масштабный цикл «Шоро» (1920-1929). В сущности, его «14 Шоро» — это уникальная музыкальная картина Бразилии, в которой художник с любовью воссоздает колоритные народные песни, танцы и самобытное звучание народных инструментов.


«Бразильские бахианы»

Но самым известным произведением композитора считаются «Бразильские бахианы» (порт. «Bachianas brasileiras»; 1930-1945). Этот цикл состоит из 9-ти многочастных сюит, написанных для разных инструментальных составов.

Эйтор Вила-Лобос с детства преклонялся перед гением Иоганна Себастьяна Баха (нем. Johann Sebastian Bach; 1685-1750) и мечтал соединить в своем творчестве классику с бразильским фольклором. Композитор очень хотел, чтобы вся Бразилия услышала и полюбила Баха, он даже создал оркестр, который гастролировал по городам и весям, исполняя классическую музыку. Свою мечту композитор воплотил в «Бразильских бахианах». Все части цикла необычайно разнообразны по музыкальному материалу и художественным образам. Оригинальность замысла сюит «Бахиан» заключается в том, что в них композитор не копирует почерк великого немецкого композитора и, по выражению Прокофьева, «не принимает языка Баха в качестве своего». Это типично бразильская музыка, ярчайшее проявление национального стиля.

Эйтор Вила-Лобос о Бахе

Вообще, вненациональной, «космополитической» музыки Вила-Лобос не признавал. И в маленькой пьеске для гитары, и в большом симфоническом концерте он всегда оставался истинно бразильским художником.

В «Бахианах» баховское музыкальное начало проявляется в общих аспектах: в принципе развертывания тематического материала, в построении инструментальных и вокальных форм, типичных для искусства Баха. Вила-Лобос утверждал, что формы и законы этого искусства можно применить к любой национальной музыке. Композитор находит убедительные художественные соответствия между классическими композициями и формами бразильской музыки. Так, «Прелюдия» из «Бахианы» №1, «Арии» из «Бахиан» №3 и №8 выдержаны в стиле «модиньи» (порт. Modinha) — популярной бразильского городского романса; стремительная «Интродукция» из «Бахианы» №1 написана в форме «эмболады» (порт. Embolada) — шуточной песни жителей северо-восточных областей страны, «местечковый рэп»; к «Жиге» из «Бахианы №7» автор добавил подзаголовок «Сельская кадриль».


Не менее характерны и остальные подзаголовки: «Песня крестьянина» («Прелюдия» из «Бахианы» №2); «Песнь сертана» («Хорал» из «Бахианы» №4); «Сельский паровозик» («Токката» из «Бахианы» №2) — великолепно оркестрованная пьеса, изображающая движение маленького поезда по узкоколейке в глубинных районах страны. Ярко выраженный национальный колорит «Бразильских бахиан» в сочетании с принципом классических конструкций европейской музыки делает этот цикл уникальным произведением не только в бразильской, но и в мировой музыкальной литературе.

Анна Ахматова посвятила стихи одному из самых популярных сочинений Вила-Лобоса — арии из знаменитой «Бахианы №5» (для солиста и ансамбля виолончелей) в исполнении Галины Вишневской:


Слушая пение

Женский голос как ветер несется,

Черным кажется, влажным, ночным,

И чего на лету ни коснется —

Все становится сразу иным.

Заливает алмазным сияньем,

Где-то что-то на миг серебрит

И загадочным одеяньем

Небывалых шелков шелестит.

И такая могучая сила

Зачарованный голос влечет,

Будто там впереди не могила,

А таинственной лестницы взлет.

 

Эту арию блистательно исполняла Салли Терри (англ. SalliTerri; 1922-1996), американская певица (меццо-сопрано) в сопровождении выдающегося бразильского гитариста Лауриндо Алмейда (порт. Laurindo Almeida; 1917- 1995). Кстати, сам Эйтор Вила-Лобос признавал исполнение произведения этим дуэтом лучшим из всех им слышанных.


Личная жизнь

В 1913 г. Эйтор женился на пианистке Лусилии Гимарайиш (порт. Lucília Guimarães; 1886 – 1966)

В 1936 г. 49-летний композитор расторг брак с женой стал жить со скрипачкой Арминдой Невес де Алмейда (порт. Arminde Neves de Almeida; 1901-1985), которая была влюблена в Эйтора Вила-Лобоса с 1932 г., еще со студенческой скамьи. Официальный брак пара заключила в 1948 г. Арминда была преданным спутником жизни Вила-Лобоса до самой смерти композитора (1959 г). Вила-Лобос ласково называл жену «Миндинья» (порт. Mindinha – «маленький ребенок»). Своих детей у композитора не было.

С 1960 г. до самой своей смерти в 1985 г. Арминда Невес де Алмейда была первым директором Музея Вила-Лобоса (порт. Museu Vila Lobos) в Рио-де-Жанейро, основанного в 1960 г. и посвященного жизни и творчеству композитора. Она также отвечала за координацию Международного музыкального Фестиваля камерной музыки им. Вила-Лобоса (порт. Festival Internacional de Música de Câmara Villa-Lobos).


Последние годы жизни

В последние 12 лет жизни Вила-Лобос активно работал, написав много симфонической и камерно-инструментальной музыки. Хотя некоторые исследователи считают этот период творческим спадом, вызванным частыми зарубежными гастролями и болезнью композитора (проблемы с почками). Но говорить об упадке творческой активности при той невероятной продуктивности, которой всегда отличался Вила-Лобос, вряд ли уместно. Впрочем, надо признать, многие сочинения последних лет уже не имели ошеломительного успеха, который сопутствовал предыдущим работам композитора.

Однако, мастер ни на минуту не прекращал работать, творческая энергия его казалась неиссякаемой. В последние 10 лет своей жизни он помимо небольших сочинений создал 5 симфоний; 3 фортепианных концерта; несколько концертов для гитары, арфы и виолончели; 6 струнных квартетов; 5 симфонических поэм, 1 оперу и 2 балета. Причем, последние квартеты сам маэстро считал высшим своим художественным достижением.

«Вила-Лобос, несмотря на 70-летний возраст, остается самым активным нашим композитором. Его музыка по-прежнему свежа и эмоциональна, ее родник не подает признаков оскудения», — написал в 1957 г. (за 2,5 г. до кончины композитора) музыкальный критик К. Смит (порт. Carlton Smith).

В своих поздних работах, равно как и в сочинениях раннего периода, композитор неизменно верен национальной тематике и остается самим собой.

Умер Эйтор Вила-Лобос 17 ноября 1959 г. в возрасте 72 лет. Великого композитора похоронили на Кладбище Св. Иоанна Крестителя (порт. Cemitério de São João Batista), главном некрополе Рио-де-Жанейро, где покоятся многие известные личности, внесшие значительный вклад в историю Бразилии.


Любопытные факты
  • Крупнейший зал столичного Национального Театра Бразилии (порт. Teatro Nacional do Brasil) назван именем Вила-Лобоса.
  • Молодой Вила-Лобос 7 лет провел в парижском Латинском квартале, о чем свидетельствует мемориальная доска на доме у площади Сен-Мишель (фр. Place Saint Michel).
  • «Бахиана» — музыкальный жанр, изобретенный бразильским композитором. «Бразильские бахианы» Вила-Лобоса — это музыка, вдохновленная Бахом и посвященная Баху.
  • Почти все части «Бразильских бахиан» носят двойные названия: одно — европейское (прелюдия, фуга, хорал, ария, жига, фантазия), второе – бразильское (модинья, шоро, кандига, дезафьо, эмболада, понтейо, миудиньо пика-пау).
  • Сегодня «embolada» в Бразилии – синоним слов «дурацкий», «шутовской». Изначально «embolada» — традиционный песенный жанр для северо-востока Бразилии, своего рода бразильские частушки.
  • На Вила-Лобоса шквалом сыпались заказы. «У меня в голове уже созрела пара новых квартетов, которые не перенесены на бумагу оттого, что заказы отнимают все время», — часто делился композитор с близкими.
  • Музыкант переложил «на хор» более сотни народных мелодий.
  • Внучатый племянник композитора Даду Вила-Лобос (порт. DaduVilaLobos) был гитаристом альтернативной рок-группы «Legião Urbana», образованной в 1982 г. Будучи одной из самых известных бразильских рок-групп, она распалась в 1996 г. после смерти от СПИДа своего основателя Ренато Руссо (порт. RenatoRusso; 1960-1996) — вокалиста, музыканта, поэта-песенника.
  • Музыка Вила-Лобоса получила широкую известность уже при жизни композитора. Она исполнялась в Бразилии и в лучших европейских концертных залах, звучала на Бродвее и в голливудских фильмах.
  • В настоящее время на родине Вила-Лобоса регулярно проходит музыкальный конкурс, носящий имя композитора. Это событие, ставшее подлинным национальным праздником, неизменно привлекает талантливых музыкантов-исполнителей из многих стран мира.
  • 25 сентября 2015 г. именем великого композитора назван кратер «Villa-Lobos» на Меркурии, самой близкой к Солнцу планете.
  Была ли статья полезна?
НетДа (Пока оценок нет)
Загрузка...
 

© Hasta Pronto | 2015/2019
Ваш путеводитель по Южноамериканскому континенту
Любое копирование контента сайта разрешено только с указанием ссылки на источник